Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

сорок

а были ли мальчик...

В десять ты не подозреваешь что у жизни есть смысл.
В двадцать ты о нем не задумываешься. Некогда.
В тридцать находишь ему удобную замену. Семья. Работа. Алкоголь.
В сорок находишь.
В пятьдесят понимаешь чьл в сорок ошибся.
В шестьдесят еще не знаю. Но возможно решаешь, что ошибся в тридцать.
В семьдесят... Наверное пойму что его и не было.
сорок

поднакопилось

Шерхан Багиров – азербайджанец
--
Вот если б я мог как Пушкин
Или как Лермонтов мог
Иголку с обломанным ушком
Назвал я б Винсент Ван Гог
---
Семейная жизнь бывает параллельной и последовательной...
---
Сага о Форсмажорах...
---
Алкогоритм
---
Причина вступления в брак: не там стоял
---
Дом строгой жены - матриархатка
Дом брутального мужика - патриархаза
сорок

Киви

В конце восьмидесятых, зимой, мать поехала в Финляндию к друзьям. Ну вот были у нас там друзья. Обратно вернулась совершенно обалдевшая. Привезла дубленку за десять долларов, видак и киви. Две штуки.
Один мы съели всей семьей вчетвером, а другой я спер и повез любимой на тот момент девушке Тоне. Тоня немножко болела и лежала в больнице где-то на Охте в палате человек на шесть – семь. С постели она тогда еще не вставала, соседки ее тактом особым не отличались, всё норовили поучаствовать в нашем щебете, а увидев диковинный плод и вовсе сгрудились в полузапахнутых халатах – что это? Что?!
- Яйцо негра! – в сердцах рявкнул я, - левое.
Женщины отпрянули и разошлись по койкам. Я достал заботливо принесенный ножик, разрезал киви, дал половину Тоне, а вторую взял себе и начал чайной ложечкой поедать сочную мякоть. Тоня, поколебавшись, сделала тоже самое.
Самая молодая из больных осторожно приблизилась и, взглянув на зеленоватую кашицу, судорожно дернула шеей, а потом, прикрыв губы, рванула из палаты в сторону туалета.
- Изверги! - сказала она, вернувшись через несколько минут - совсем молодой был. Зеленый…
Уже просвещенные мной обитательницы палаты грохнули со смеху.
А я с тех пор про яйца негра не шучу.
И не ем

(с) Петрухер
сорок

Когда я

Когда я куда-нибудь долго иду, я пою песни. И когда мою полы тоже. Иногда про «поем мы в мажоре, а на душе минор», но чаще революционные.
Про Тачанку, Долины и взгорья, Красного командира, идущего по берегу, про Каховку и Бронеопоезд. Им научил меня папа. Сказок он не знал и когда мы куда-то ехали или шли, что б не было я не сильно скучал он пел мне, а потом и вместе со мной песни.
Я у папы последний третий сын и младше его ровно на полвека. Это те самые полвека что разделили Большевистскую революцию - ВОСР и Шестидневную войну. Долгие и страшные пятьдесят лет. Брррр...
Папа вырос во времена нэпа и знал только два вида песен - водившие красноармейцев в сабельный поход и раздававшиеся из окон трактиров на пятницких. В семидесятые правильнее было петь первые. Особенно если вслух.
И я пел.
И теперь тоже иногда пою сам себе под нос и громко, никого особо не стесняясь.
Не потому что верю во что-то особенное. И не потому что романтик.
А потому что им меня научил папа.

К слову трактирным песенкам 20-х – 30-х он меня тоже научил.
Но их я пою только в душе.
Когда струи воды текут по лицу.
сорок

Кто такие железняки!?

Я думал железняки - это такие роботы.
Или рыцари в латах.
Ну в крайнем случае - матросы-партизаны.
У нас дома был всего один том (24-й) первой Большой Советской Энциклопедии, выпускаемой с 1926-го года.
Том стоял за стеклом, запертый из-за своей ценности, надпись на его корешке я читал не раз: "Евреи до Железников".
Я не точно кто такие евреи, но мне очень хотелось узнать что с ними происходило пока не пришли железняки.
Папа, однако, опасаясь, что я испорчу ценный фолиант, книгу не давал. Берег.
Только лет в девять я выкрал ключ и выяснил, что Железняков это фамилия, а евреи - мы.
Правда, мама, немного пессимистка, считала меня наполовину русским, но папа, оптимизма которого могло хватить на футбольную команду, был уверен, что я наполовину еврей.
В общем, национальность я мог выбирать.
Что и делаю с переменным успехом до сих пор...
сорок

Мемуарное

В детстве летом меня отсылали на дачу. Хотя бы на месяц, чаще на два.
Дача, на самом деле одинокий хутор возле Средневыборгского шоссе, была местом диким и заброшенным. Огороженный естественной изгородью из старых елей и разросшегося боярышника гектар – точный квадрат - с двухквартирным силикатного кирпича домом, обрамленным деревянными верандами, двухэтажным сараем, огромным яблоневым садом – антоновка и белый налив. Участок такой огромный, что разбросанные по нему булыжные фундаменты старых финских домов казались остатками древних крепостей, на которых я вел свои детские войны.
Электричества не имелось – свечи, керосиновые лампы, а больше естественный свет белых ночей. Для интереса я жег лучину и мастерил из консервных банок масляные лампы. Вода в неглубоком колодце к концу июня становилась коричневой, а то и вовсе исчезала, так что раз в день мне приходилось с парой ведер идти на середину колхозного поля к убранному в бетонные кольца ключу и притаскивать домой двадцать литров вкуснейшею питьевой воды.
Да ладно элеткричество и вода. Бог с ней с экономией газа – еда на дровяной печки в тысячу раз вкуснее. На хуторе не было людей.
Совсем.
Collapse )
сорок

родня

Мария Павловна Петрова, по мужу Вайнштейн. Мужа своего Исаака Боруховича всегда звала Саша.
Эсфирь Соломоновна Фридман по мужу Сидорова. Мужа своего Александа Степановича всю жизнь называла Изя.
Семьи женят детей.
Сваты смущены, сватьи путаются
Русско-еврейский бардак.
Но такой милый...
клоун

24 ч

Очень много боевиков смотрю.
Вчера жена будит:
- Тут комар! Сделай что-нибудь. Он жужжит. И кусает. И спать не дает. Убей его... Ы-ы-ыыыы.
Сказала и убежала по своим женским, да что-там женским, - общечеловеческим делам.
А я начал охоту. Точнее затаился и стал наблюдать. Адреса, явки, дурные привычки. Я пыталася понять на чем его можно подловить. Ведь ясно же, что просто так он в руки не дастся, что ему надо что-то пообещать... Я подготовил несколько складов с оружием – сложенных газет в разных местах спальни, а сам, оголив бедро, лег в засаду на краю брачного ложа. Изредка комната оглашалась легким нудящим звуком, но... Но комар видимо был очень опытным, и когда супруга вернулась, порадовать ее я не смог.
- Комар залег на дно! – сказал я, - и до утра больше не покажется.
- Нет! – прошептала жена. – Нет. Мне нужен его труп. Мне нужно четкое доказательство. А иначе я сплю в гостинной.
И она ушла. Я без всякой пользы провел еще несколько минут, а потом аккуратно, погасив свет, открыл выход на балкон дверь, предварительно отодвинув занавеску и притворив дверь спальни подошел к Наташке.
- Мне не удалось его уничтожить. Но сейчас он полностью изолирован ему предложены амнистия полный иммунитет и открыт свободный канал за границы нашей квартиры. На всякий случай, остаток ночь мы проведем с тобой тут в убежище...

Collapse )
клоун

(no subject)

Все таки секс в семейной жизни дело десятое
Поэтому многие так стремятся побыстрее разделаться с первыми девятью
сорок

а семья ведь модель общества?

Значит, сначала, до брака, общинно-племенное все. С кем ни попадя, куда ни попадя.
Потом натуральное хозяйство. Он ее в кино, цветы мороженное. Она ему секс.
Дальше заключение брачного союза. Пошли ремесла всякие, мануфактура. Он ей - полуфабрикаты, кров. Она - из тех полуфабрикатов еду, кров в чистоте и опять таки секс, но уже меньше
Потом появляются излишки. Ну мануфактура же. И в доме появляются маленькие подмастерья. К перечисленному в прошлом пункте добавляется воспитание, образование. Возникают потребности в транспорте, стиральной машине. Начинается промышленная революция.
Он и она то же что и раньше плюс прогулки, ремонт, медицина и проч. Секс? Ну... можем об
этом поговорить
И в конце концов дети подрастают, становятся умнее своих родителей, хамят и уходят из дома.
Эпоха НТР. Секс только виртуальный.
Все остальное тоже.
...