Category: еда

сорок

(no subject)

В начале 80-х появилась мгновенная лотерея “Спринт”
Купил свернутый фантик, оторвал хвастик развернул а там…
Ну честно? Червонец.
Тоже хорошо.
Стипендия во втором семестре первого курса у меня резко увеличилась и я смог позволить себе раза два в месяц подразнить Фортуну.
Вместо обычных сорока, альма-матер выдавала восемьдесят два с полтиной. Я еще и пятерку отдавал на налоги - очень этим гордясь. Еще сороковник шло в общий семейный котел, а на остальное я пытался шиковать.
Купленный в ларьке возле “Приморской” фантик принес нежданный червонец. Красный, красивый.
Я разменял его на десяток похожих на осенние листья рублей и тут же начал распределять нежданное богатство.
Куплю бутылку водки - это пять двадцать.
Маме цветы - трешка.
И еще останется рубль восемьдесят.
Можно бутылку белого сухого за рублю шестьдеся и все равно останется двадцать копеек и пять прибавить - пиво в ларьке.
Нет ну чем не счастье!
Вот только у меня не было этих пяти копеек…
И я купил еще один билет спринта, потом еще один и еще.
И деньги кончились.

... А свой миллион я выиграл уже в Израиле. Точнее два миллиона. Но в компании с еще сотней любителей заполнить бланк тото, почему и получил на руки жалкие двадцать тысяч. На которые можно было купить, букет цветов, несколько бутылок водки, пива… ну вы знаете.
И наверное поняли чем все закончилось
:-)
сорок

Провидица Линдгрен

Где жила семья Свантесонов?
Правильно в Стокгольме. Точнее в Вазастане!
Так называется район шведской столицы.
Одна из глав книги называется "МАЛЮТКА ПРИВИДЕНИЕ ИЗ ВАЗАСТАНА"
А как зовут малышку, которую пытаются успокоить гуляющие по крышам Малыш и Кралсон?
Правильно - Гюльфия

" - Интересно, а как ее зовут? -- сказал Малыш и легонько
провел указательным пальцем по маленькой неясной щечке ребенка.
- Гюль-фия, - ответил Карлсон. - Маленьких девочек чаще
всего зовут именно так.
...
- Если Гюль-фия голодна, то вот здесь есть колбаса и
картошка, - сказал Карлсон, заглянув в буфет. -- Ни один
младенец в мире не умрет с голоду, пока у Карлсона не
переведутся колбаса и картошка.
Но Малыш сомневался, что Гюль-фия станет есть колбасу и
картошку.
"

Правильно! Потому что халяль! И в Вазастане - Гюльфия

А Линдгрен - провидица
сорок

(no subject)

На работе что-то празднуют. На полянке дают легкие закуски - начос и пиво. Я б пошел. Но за пивом большая очередь. Халява ж!
Остался. Потом куплю себе то которое люблю.
Без очереди.
И вот так всегда.
Нет, никогда я не разбогатею...
---
Позвонил коллега. Сказал что очереди за пивом кончились, а оно само нет.
Я пошел.
Пока пил первые три бутылки кончились и очереди за закусками.
Вот.
В процессе я встретил приятелей.
Теперь во мне три литра пива. Ну ... не три а чуть булоьше.
Десять бутялочек разных бутиковых пив по 330 граммов и еще оду я принес с собой.
Потому что...
Счас сначала я пройду пописаю. Я всегда писаю после трех литров.
Первые три - нет, а потом - да. Это с юности. С 16-ти лет.
Сначала и не чувсивуешь ничего а потом как прорвало.
Вот короче 10 бутылочек я выпил, а еще одну взял с собой.
Знаете почему? Объясню. Сегодня редкий день. Я приезжаю поздно с опозданием. И я немножко хочу порадовать колдлегу. Другого, который из Грузии и пьет и похож на Петрушку из Стравинского.
ПОэтому я привез с собой вина, закуси, пива и еще пробил чек на обед для себя.
И оказалась такая штука...
Сегодня бесплатно пиво и закусь - после них я не пойду обедать.
Мне не нужен чек. Мне не нужно пиво.
И вино с приятелем я тоже пить не буду: он дома заболевшим ребенком.

И Я просто выпью за иъх здоровье один, сам, то пиво что принес с корпоратива.
А еще я сегодня ходил джелать проверку медицинскую и оказалось что все хорошо.

И это... извините за неровный почерк.
Это не потому что "я кжается кого-то ебу".
Это спасибо вкусному пиву, названия которого я не озвучу, чтоб не сочли за рекламу
..
Привет!
сорок

(no subject)

Самый незабываемый в мире стих это "Ночь, улица, фонарь, аптека..." Блока.
Никак и никогда не забыватеся.
Я его как-то даже на иврит перевел:

Рехов лейли, панас, меркахат
Эйн машмаут аль а-кане
Тихйе шаним. Ад ле карахат
Вэ шум давар ло йиштане

Тамут – ташув ле-шлав бейнаим
Ятхиль ме-атхала киркас:
Бе-тээла кфуим а-маим
Меркахат, мидерхов, панас

Не-не, я еще других много помню.
И переводил тоже (для себя, конечно). Вот Городницкого к примеру:
Бишвиль ма ата ба ле-олам бен адам
Им хайейха кцарим в гам лехемха мар
Ве яхоль ата коль ках меат
Ма кибальта тмурат авода ко каша
Байт шелха ло эйтан а амальта лашав
В хайейха хэм дерех бильвад

Но Блок...
!
сорок

Семейное

Теща отдыхала в Чехии. С группой лиц примерно ее возраста - вокруг семидесяти.
Я ее соответственно в аэропорт отвозил, из аэропорта забирал. Все ночью.
Привезла она мне сыров, колбас и виски.
Вкусно!!!
И реально мне. У нас дома больше никто этого не пьет и не ест.
Я слегка прибалдел от навалившегося.
А тут на днях жена по серкрету рассказала, что бабки на куррорте в основном дочками хвастались и зятьев крыли по чем зря. Ну вот моя тещенька их наслушалась и закупилась для зятя.
Теперь вот думаю - куда отправить жену отдохнуть
сорок

Я ел северного оленя

Ну был в Лапландии - меня там женили на финке - обошлось и вот ее папа кормил меня жарким из северного оленя и поил яблочным самогоном из пластиковой трехлитровой канистры.
На Вирве (та звали девочку) я не женился. Хорошенькая была, русский знала. Рыжая такая. А вкус мяса запомнил. Так себе.

Еще я ел змею.
Сначала-то заказал лягушачьи лапки (пробовал прежде в "Золотой рыбке" на Староневском - понравилось), но не понравилось. Тогда взял змею - интересно же. Хотя дорого - тридцать баксов. Вирвы давно не было на горизонте, ее папы тоже. Запивал пивом. Чувствовал себя мангустом. Потом пошел к Свете или Ире, сейчас уже не помню на ком меня тогда женили.
А еда нормальная. Жестковата.

Однажды в меню оказалась черепаха.
Долго думал, настраивался. Вспоминал армию. Туркестан. Мары. Город такой. Мары 9 - военный городок. Отдельный батальон 12-ой Армии ПВО.
Дело в том, что из положенных по штату в батальоне 200 человек, наблюдалось только 120 – ну недобор в военкоматах. Тридцать из этих ста двадцати по русски не говорили вовсе, про их умственные способности сказать ничего не могу. Еще у шестидесяти ай-кью совпадал с температурой тела... А вот остальные тридцать сидели на КП в бункере безвылазно. Менять их было абсолютно не на кого. И вот нам по три раза в день и привозили остатки еды.
Наш батальон располагался на территории полка зенитчиков, и столовая принадлежала им. Чтоб без драк - ну у тех ракеты у нас локаторы - кормили локаторщиков после ракетчиков - чем оставалось. А вот что оставалось плескаться на дне котлов после девяти десятков голодных ртов уже отправляли нам на позиции.
А в пользовании, увы, только 2 бачка. Это означает, что на завтрак и ужин всегда доставлялся, с позволения сказать, чай и налипшая на дно и стенки бачка каша с комбижиром. А вот на обед в обязательном порядке кисель (если ж нам его не дать, мы не дай бог верблюда трахнем) и одно из двух – или первое или второе. Ну не сложилось мне за два проведенных на позиции месяца насладиться в один день двумя основными блюдами. Или суп – или второе. Суп, понятное дело, выливался сразу - дерьмо, а вот второе мы ели. Обычно им являлся отвар в котором утром варилась картошка, и сейчас, как одинокие наутилусы, изредка встречались сами корнеплоды. Отвар, кстати, был вкусным, в нем пургой двигалась какая-то муть. Хлеба – по два куска на старослужащего и по куску на двух молодых солдат. И ничего, выживали. Что интересно молодые тоже. Иногда караульные подстреливали зайцев, как-то сперли и притащили на КП целого барана, которого мы и сварили в бочке из-под солярки. Привкус сонечно, но ничего. Не хочу повторять Гришковца. Но и у нас корейцы как-то сварили собаку. Только ее никто не ел... Да и корейцы вряд ли когда-нибудь потом что-либо ели кроме пюре.
И вот однажды особо продвинутые решили приготовить в той же бочке черепаховый суп. Увы, это не те черепахи... Но голод не тетка, знаний в зоологии не хватало, так что сварили.
И съели.
Не вкусно. Но каллории восполнило.

Не стал я заказывать черепаху в том ресторане. Ограничился осьминогом.
А на ком тогда жениться собирался и вовсе не помню.

Теперь думаю - что ж мне осталось-то из странного поесть?
Учитывая, что я давно и удачно женат...
сорок

Блин! мне как всегда хочется шутить

А сегодня как бы нельзя.

Ну... самый длинный день в году. Самым светлым его язык не поднимается (или рука не поворачивается - как это по-русски) назвать.

Поэтому...

У нас в доме всегда было много муки круп и сахара.

А еще мыла и спичек.

Вот сколько помню себя - буфет в прихожей ломился от пакетов и банок. На всякий случай. Ну вдруг!

Прадед прожил в Ленинграде первый блокадный год, потом эвакуировали по Дороге жизни.

В живых остался потому что перед своим отъездом из города дед притащил в дом небольшой бочонок селедки. Зимой прадед варил доски того бочонка.

После блокады он навсегда остался худым, тихим, много болел. В семье где обычно старики уходили на десятом десятке он первый не дожил и до семидесяти. (Да-да, именно мелкий жемчуг).

В детстве я безотчетно боялся лета.

В огромном количестве фильмов теплое летнее воскресенье начиналось с бегущего вдоль берега реки деревенского мальчишки, который восторженно кричал "Война! Война!..."

Войны я не хотел. Ни тогда ни позже. Медаль, орден - да. Войны нет.

Боюсь теперь не столько лета сколько осени - воевать в регионе моего проживания удобнее когда не так жарко.

Почему-то, 22-го июня у меня ничего никогда не ёкало. 9-го мая - да, 18-го и 27-го января само собой.

Всё.

22-го тихо и пусто.

Возможно именно потому что эта дата вызывала страх, а со страхом лучше бороться в одиночку. Нет не бороться - перетерпеть, перемолчать.

И сегодня тоже вспоминать не стану особо.

Чтоб не будить лиха.

свояк

Литературные памятники

Антологичное
Водка «Три товарища» - поллитровка такая с плавленным сырком в комплекте
Водка «Праздник, который всегда с тобой» - мерзавчик в плоской фляжке
Водка «Воскресение» - пятидесятиграммовый флакончик, подается утром с тарелкой горячего наваристого борща
Водка «Три сестры» - дамский вариант «Трех товарищей»
Ликер «Барышня-крестьянка», всего три рюмки – и ваша барышня превращается в крестьянку
Водка «Обломов» - выпей и обломись
Collapse )
сорок

Солнечный зайчик

Гриша пошел на пляж у Петропавловки позагорать. Ну и на девиц поглазеть конечно. Они там с апреля у стеночки стоят - к лету готовятся. Трусики в ниточку, ягодицами подмигивают. Гриша два раза вдоль прошелся чуть не по всему периметру, а потом у ж к песочку направился. Газетку постелил, разделся. Греется.

И тут дождь.

В Питере обычное дело – то солнце и день чудесный - редко, то буря мглою – куда чаще. Не успеешь обернуться. И убежать тоже не успеешь. Поэтому Гриша и не стал. Он только одежку в пакет политиленовый с Зенитом-чемпионом засунул, и чтоб наверняка не промокла в песок закопал. Сам стоит  рядышком вверх лицо поднял – жмурится. Капли с неба тяжелые, теплые, солнышко сквозь них, по ресницам тип-тип. Ненадолго дождик-то.
Четверть часа лило, а потом кончилось – залатали небесное сито.

Гришка – одежду откапывать, а ее нету. Вот вроде тут пакет был. Над ним холмик, на холмике камушек приметный.  Только пусто под песком. Может подземный поток какой внезапный, или особо крупный крот-модник утянул, пока Гриша, закрыв глаза, наслаждался.

Вокруг потихоньку появлялся народ, убежавший поначалу к стене, в арку или под скудные кроны десятка  деревьев. Гриша встал на четвереньки и, запустив руки под верхний слой песка, внимательно словно сапер начал обшаривать пляж. Двигался он медленно. Мысленно поделив территорию на квадраты, не менял позиции, пока не убеждался что пакета с одежкой тут нет. Шаг за шагом. Несмотря на уже расцарапанные коленки – уж очень не хотелось ехать на трамвае в плавках – продвигался Гриша к кромке воды. И вдруг уперся в пару стройных ног в цветастых стареньких вьетнамках.

- Ваше?

Collapse )

сорок

Гвоздь

=============
- Гвоздь!
Она всегда так разговор начинает – резко, презрительно даже и чуть в нос.
- Что гвоздь?
- Ты мне хоть гвоздь вбить можешь или из сердца вон так и с глаз долой?
- Гвоздь могу, только не сегодня.
Мы с ней разбежались уже полгода как. Зимой еще. Ну начали разбегаться. Закончили только месяца два назад. Когда у меня Ленка появилась.
- А завтра сможешь?
Вот она настырная. Интонацию поменяла. Просительно теперь, никакой резкости.
- Завтра смогу. Часов в пять.
- Лучше в три, когда соседей и мамы нет. Чтоб шум не мешал.
Голос у нее красивый, в меру низкий, чуть ниже среднего. И такой… мелодичный стал
Collapse )