Category: авиация

сорок

CIMC

«Изиджетовский» самолет такой же как все другие, только похож на карамельку чупа-чупс из-за веселой оранжевой раскраски. А взлетает хорошо и садится неплохо. Если поапплодировать после приземления снова поднимается в воздух и садится на бис.

Если перед взлетом не пописать, то захочется обязательно в самый неподходящий момент. Стюард на жалостливую просьбу пройти до времени в туалет предложит тебе стакан воды или гигиенический пакет. Потому что он итальянец, ты русский, а общий язык ваш пиджин-пиджин с вкраплениями латинских корней, которые как бы общечеловеческие, и должны бть знакомы всем.

А так... Что Аэрофлот что Эль-Аль, что ИзиДжет. То взлёт то посадка, то снег то дожди. Останавливайте меня если начну петь. Под крылом самолета о чем-то пело Средиземное море, кое-где из него вылезали греческие острова – остров Хиос, остров Самос, остров Родос, мне давно занкомы ваши имена... С горами даже иногда снежными - ну не май месяц, если вдуматься. Я всегда хотел походить между ними на чем-нибудь с парусом. Но сейчас мы летми в Рим, потому что туда ведут все пути и воздушные тоже.

Таксист поинтересовался откуда мы и включил что-то музыкальное на английском. То ли его сбил наш русский, то ли у него не оказалось кассеты с песнями на иврите, то ли он считал что Израиль все еще подмандатная территория Великобритании.

Как каждый большой город Рим начинается с Купчино, постепенно превращается в Выборгскую сторону далее в Невский проспект и Дворцовую площадь. Только тут Эрмитажем дело не кончается. После него есть еще главное – развалины. Их надо смотреть, а жить лучше в районе не Невского, но прилегающих к нему улочек. Что мы и сделали. Нечто XVI века постройки, переоборудованное, уютное, красивое, но без лифта. Оттуда близко ко всему. Причем ногами. Внизу площадь Цветов, справа Тибр, слева церковь. Внутри вай-фай. Полное блаженство.
Четыре дня ногами по древним камням и вокруг них, по пьяццо меж палаццо, от фонтана к фонтану, есть где напиться...

Потом ноги болят. В таких местах где ты и не подозревал наличие мышц. А еще болят глаза и немножко печень с душою.

Теперь подробности...
сорок

Часы

Никто не понимает.
Часы я ношу так что никто не понимает сколько времени - спрашивают.
Потому что циферблатом внутрь.
Маленький еще был, брат мне книжку принес. "Полярный летчик" Михаила Водопьянова. Это который челюскинцев спасал, и первый герой СССР.
Так вот там четко сказано было - летчики часы циферблатом внутрь носят. Потому что руки на штурвале всегда. А если вдруг товарищ спросит который час - как ответить?!
Вот и я решил как летчик буду. Не летчик, а как. Ну не поверят же что я в десять лет самолет вожу.
Опять же в трамвае за поручень держаться - тоже циферблат видно. Хотя можно и как все, но руку выворачивать придется, а нам летчикам это нельзя. Самолет штука нежная. руки все чувствовать должны.
Так и привык с детских лет. Часы на левой руке, стрелками и цифрами вовнутрь. Если за штурвал - ничего менять не надо.

Collapse )
сорок

Случайная встреча

Человека одного вчера встретил. Я с ним познакомился четырнадцать лет назад. В Ленинграде. Часть жителей города на Неве, уезжающих в Израиль, желала быть не как все. Collapse )