Пётр Капулянский (petru_her) wrote,
Пётр Капулянский
petru_her

Category:

Как я экзамены сдавал (вспомнилось вот)

Я когда-то учиться любил. Особенно экзамены. Они как дуэль. Причем у тебя только кинжал, а у экзаменатора целый арсенал. Цель твоя – выдержать артобстрел и внезапно поразить препода, удачным ударом.
И вот этой радости меня лишила учебная система израильских вузов. Ну на кой черт ходить на лекции, если в конце семестра, тебе всего навсего придется написать контрольную работу или небольшой реферат! Достаточно уметь решать задачки. Иногда я напоминал себе ту корову, что поворачивалась к зоотехнику со шприцом и грустно произносила: «А поговорить?...»

Но в первой половине девяностых случился праздник – всерьез и надолго забастовал преподавательский состав всех без исключения университетов. Начали они доставать правительство своими требованиями дней за десять до сессии, а успокоились только через два месяца. И тогда в бой за свои права пошли студенты. Мол, не хотим экзамены сдавать, забыли все. Компромисс нашли быстро – кто хочет сдавайте, а кто не хочет мы вам специальную оченку поставим, типа «зачет». И никто почти, конечно, сдавать ничего не стал. Кроме меня. Потому что ведь профессорам изобретать экзамены лень, и они честно сообщили, что кто хочет сдать пусть это в устной форме у них в кабинетах и делает... Как не воспользоваться?!
Первым мне в руки попался старичок с факультета электроники, который вел у нас что-то странное связанное с цифровыми системами. Курс был несложный и требовал от студента лишь некоторых способностей и общего понимания логики. Перед дверью старичковского кабинета я встретил такого же наглого как сам однокашника и, переглянувшись, мы одновременно ввалились к лектору.
Тот умильно взглянул на двух хороших еврейских мальчиков и несмотря на то что вряд ли видел нас на лекциях сказал ласково:
- Ну раз вы пришли, то мой курс вы наверняка выучили. Я вам для порядка задам один вопрос, конечно... Сколько будет дважды два?
Он конечно спросил что-то другое, но если б это был экзамен по высшей математике, смысл его вопроса переводился бы именно так.
- Дважды два? – переспросил мой однокашник, - Пять, естественно!
Я победно посмотрел на него и выдал свою версию:
- А я уверен что три!
- Вы оба молодцы, - всплеснув морщинистыми руками заворковал профессор, - почти правильно. Совсем правильно – четыре. Но это и неважно!
Он поставил нам в ведомости по сто баллов (максимальная оценка) и отпустил с богом.
Поняв, что устные экзамены сдавать несложно и интересно, я поспешил по второму адресу к преподавателю чего-то связанного со статистикой.
- А вы не против поговорить за обедом? – предложил он.
Я был не против.
В студенческой столовой мы взяли идентичную бурду, поговорили о спорте, потому что о политике в стенах вузов в Израиле запрещено официально, а о женщинах с незнакомцем как-то не с руки. После компота перешли на футбол.
- А ты кстати в спортпрогноз играешь? - спросил меня профессор.
- Нет, - соврал я.
- А почему?
- А потому что вероятность выигрыша в спортпрогноз, хоть и больше чем в обычную лотерею...
Я выдал цифры, которые знает наизусть каждый азартный игрок, получил свои сто баллов и был приглашен участвовать в каком-то семинаре в следующем году.
...
Третьим экзаменатором на моем пути оказался глава комиссии по приему на вторую степень, классный лектор и плохой ученый в течении семестра читавший нам один очень непростой курс. К нему я идти побаивался и изначально не хотел, но первые два экзамена вселили такую уверенность, что ваш покорный слуга все же решился.
Потратив аж три дня на штудирование переснятых на ксероксе конспектов лекций, я заявился под грозные очи профессора.
- Заходи – заходи! – ответил он на мой робкий стук в дверь, не отрываясь от компьютера.
- Вот пришел... – присел я на краешек стула.
- Это хорошо! – ответил препод, наконец взглянув на меня, - это очень хорошо! Ты студент не представляешь как меня удручает принятая в нашем университете система приема экзаменов. Контрольные работы какие-то! А ведь экзамен это как поединок между студентом и экзаменатором! Причем поединок неравный! Ты студент вооружен арсеналом свежих знаний, а у меня только тонкий стилет вопроса, которым я, если и могу кольнуть, то очень небольно...
...
Я сидел, грустно кивая, и понимал что попал по-крупному.
- Ну поехали! – радостно, по-гагарински, воскликнул профессор.
И мы поехали...
Те три дня учебы перед этой встречей не прошли даром. «Ехали» мы достаточно успешно. Я конечно, «плавал» иногда, но в целом держался пристойно. Даже блеснул разок, когда професору захотелось поспрашивать меня не по пройденному материалу, а по более продвинутым курсам. На мое возражение, что мы мол, этого не учили, он просто сказал: «Я знаю, хочу посмотреть, в каком направлении ты думать будешь». Сотни я на этот раз не получил. Ограничился восемьюдесятью – четверка по нашему советскому. Но именно это четверка, помогла мне в дальнейшем поступить на вторую степень, и хоть у всех трех своих жертв я больше никогда не учился, они при каждой встрече вспоминали меня, интересовались как дела и жали (не больно) руку.
А вот к четвертому запланированному на ту забастовочную сессию преподавателю я не пошел.
На всякий случай.
Потому что береженого бог бережет...
Tags: Ю. кн.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments